Структурная и функциональная организация коры головного мозга

Наблюдения, показавшие, что мозг в целом и его кора а именно владеют неоднородным строением, относятся еще к началу прошедшего века.

Ф. Галль, узнаваемый анатом, вошедший в историю науки как основоположник умопомрачительной «френологии» (концепции о многофункциональной организации мозга, исходящей из представлений о локализации сложных психологических «способностей» в его ограниченных участках), в первый Структурная и функциональная организация коры головного мозга раз отличил сероватое вещество, составляющее мозговую кору и подкорковые сероватые образования, от белоснежного вещества, состоящего из проводящих волокон, связывающих отдельные участки коры и соединяющие кору огромного мозга с периферией. Но это открытие, сделавшее Галля подлинным основоположником морфологии мозга, длительно оставалось без адекватной оценки, и истинное раскрытие функций коры мозга Структурная и функциональная организация коры головного мозга, ее проводящих путей и сероватого вещества, заложенного в глубине огромных полушарий, было изготовлено только спустя несколько поколений.

Значимый шаг вперед был изготовлен в 1863 г. киевским анатомом В. А. Бецом, занимавшимся микроскопичным исследованием клеточного состава мозговой коры. Ему принадлежит открытие, которому было предначертано быть началом целой эры сверкающих исследовательских Структурная и функциональная организация коры головного мозга работ.

Описывая строение разных участков мозговой коры, он нашел, что их морфологическая структура в высочайшей степени неоднородна: если кора фронтальной центральной извилины включает в собственный состав огромные, имеющие форму пирамиды нервные клеточки (они получили в предстоящем заглавие циклопических пирамидных клеток Беца), то прилегающая к ней кора задней центральной Структурная и функциональная организация коры головного мозга извилины имеет совершенно другое, тонкодисперсное строение и совершенно лишена пирамидных клеток (рис. 6).

Позже было установлено, что различие этих 2-ух областей коры не только лишь морфологическое, да и функциональное. Огромные пирамидные клеточки Беца (составляющие 5-ый слой коры) оказались источниками двигательных импульсов, идущих от коры к периферической мускулатуре, а передняя центральная извилина Структурная и функциональная организация коры головного мозга, в какой они были сосредоточены, — моторной областью коры мозга. Поля мозговой коры, имеющие тонкодисперсное строение и отличающиеся развитым четвертым слоем нервных клеток (к их числу относятся и образования задней центральной извилины), оказались аппаратами, к которым подходят чувствительные волокна, начинающиеся в периферических органах эмоций (сенсорах), а надлежащие зоны коры — первичными Структурная и функциональная организация коры головного мозга чувствительными образованиями коры огромного мозга.

С выделением двигательных и сенсорных областей (либо первичных двигательных и сенсорных центров) был изготовлен 1-ый шаг к созданию многофункциональной карты коры мозга, и кажущаяся однородной масса сероватого вещества, покрывающая узким слоем огромные полушария, начала получать дифференцированный нрав.

Последующие сравнительно-анатомические наблюдения подтвердили плодотворность наметившегося подхода. Оказалось Структурная и функциональная организация коры головного мозга, что внимательное исследование «первичных» областей мозговой коры позволяет делать четкие выводы о неких особенностях поведения животного. Последующие примеры отлично иллюстрируют это положение.

На рисунке 7 мы приводим срезы из двигательных областей мозговой коры австралийского медвежонка (рис. 7, а) и летучей собаки (рис. 7, б). Просто узреть, что на первом срезе Структурная и функциональная организация коры головного мозга находится сравнимо мало циклопических пирамидных клеток, в то время как на втором срезе число их существенно больше, а величина еще меньше. Не показывает ли нам данный факт на относительно сильные и грубые движения первого животного и поболее тонкие и разнообразные движения второго?

К аналогичным заключениям позволяет придти и Структурная и функциональная организация коры головного мозга сравнительно-анатомический анализ строения сенсорных отделов коры.

Набросок 8 указывает то место, которое занимают образования обонятельных полей в коре мозга ежа (рис. 8, а, б) и человека (рис. 8, в, г). Он показывает на ведомую роль обонятельного анализатора у низших млекопитающих и малозначительное место этого анализатора у человека.

Схожий вывод можно сделать и Структурная и функциональная организация коры головного мозга при сопоставлении зрительных полей животных и человека (рис. 9): существенное развитие мелкоклеточных образований зрительной коры мортышки, составляющих у нее до 40 % площади коры (рис. 9, б), по сопоставлению с такими же образованиями зрительной коры крота (рис. 9, а) разъясняется тем, что ведущее место в поведении первого животного занимает зрение, в то время Структурная и функциональная организация коры головного мозга как в поведении второго животного, ориентирующегося в внешнем мире при помощи чутья, оно занимает только сравнимо маленькое место.

Сравнительно-анатомическое исследование коры мозга, начавшееся с выделения главных, первичных, либо проекционных, зон мозговой коры, значительно продвинулось за последние десятилетия.

Решающие успехи были изготовлены еще сначала этого столетия, когда работы Кэмпбелла (1905) и Структурная и функциональная организация коры головного мозга Бродмана (1909), Рамон-и-Кахала (1909 — 1911) и Болтона (1933) позволили составить цитоархитектонические карты мозговой коры; эти карты, значительно уточненные Ц. и О. Фогтами (1919 — 1920) и работами Столичного института мозга, позволили приблизиться к описанию главных принципов строения мозговой коры животных и человека и занесли бесценный вклад в наши познания о мозге как органе Структурная и функциональная организация коры головного мозга психики.

Как проявили эти исследования, новенькая кора мозга состоит из 6 слоев клеток (рис. 10). Только нижние из их являются аппаратами, конкретно связывающими мозговую кору с периферией: органами эмоций (IV — афферентный слой) и мускулами (V — эфферентный слой). В IV слое коры приходят волокна, несущие импульсы, возникающие в периферических сенсорах; конкретно этот слой тонкодисперсных Структурная и функциональная организация коры головного мозга клеток в особенности массивно развит в только-только упомянутых первичных чувствительных зонах коры. V слой содержит в себе огромные пирамидные клеточки, генерирующие импульсы к мускулам тела и дающие начало длинноватому двигательному пути, состоящему из нервных волокон; абсолютное доминирование этого слоя имеет место в фронтальной центральной извилине, либо Структурная и функциональная организация коры головного мозга двигательной зоне, коры мозга.

На рисунке 11 мы приводим схему, позволяющую проследить ход волокон от периферических органов эмоций в надлежащие «проекционные» отделы коры мозга. Она указывает, что волокна, начинающиеся от чувствительных аппаратов кожи и мускул, прерываясь в подкорковых образованиях, приходят к коре задней центральной извилины (общечувствительная зона), а волокна, идущие от сетчатки глаза Структурная и функциональная организация коры головного мозга и от внутреннего уха, также переключаясь в подкорковых аппаратах, завершаются соответственно в затылочных и в первичных височных отделах коры.

Таким макаром, в коре мозга человека выделяются проекционная общечувствительная (теменная), зрительная (затылочная) и слуховая (височная) области.

Аналогичным образом мы можем проследить волокна, которые, начинаясь в фронтальной центральной извилине и подходя Структурная и функциональная организация коры головного мозга к фронтальным рогам спинного мозга, несут двигательные импульсы к мускулам. Эти волокна составляют двигательный, либо пирамидный, путь мозга.

Как проявили морфологические исследования, над каждой «первичной» зоной коры (с преобладающим развитием IV — афферентного либо V — эфферентного слоев клеток) надстраивается система «вторичных» зон, в каких преобладающее место занимают более сложные по Структурная и функциональная организация коры головного мозга собственному строению II и III слои. Эти слои состоят из клеток с маленькими аксонами, большая часть которых либо не имеет прямой связи с периферией, либо получает свои импульсы из лежащих в глубине мозга подкорковых образований, осуществляющих первичную переработку приходящих с периферии импульсов. Строение этих слоев позволяет Структурная и функциональная организация коры головного мозга относить их уже не к простейшему — «проекционному», а к еще более сложному — «ассоциативному», либо «интегрирующему», аппарату коры мозга.

Значимым для осознания функции этих слоев коры мозга является тот факт, что в процессе эволюции видов удельный вес их безпрерывно возрастает (рис. 12); это указывает, что процесс усложнения психологической деятельности, переход от Структурная и функциональная организация коры головного мозга относительно обычных, прирожденных форм поведения животного к более сложным формам кодировки поступающей инфы у человека, предполагающим сознательный нрав программирования деятельности, связаны с развитием этих высших слоев мозговой коры.

Другой более принципиальной многофункциональной чертой строения коры мозга животного является отношение меж массой клеточных тел и массой клеточного вещества.

Исследования ближайшего времени проявили Структурная и функциональная организация коры головного мозга, что в осуществлении сложных нервных процессов решающую роль играет не только лишь тело нервной клеточки, да и ее бессчетные отростки и, в конце концов, окружающие нейроны глиальные клеточки (Хиден, 1962, 1964; Ройтбак, 1965; и др.).

Повышение «глиального индекса» на каждой новейшей эволюционной ступени показывает на увеличение маневренности функций отдельных мозговых зон, но Структурная и функциональная организация коры головного мозга только будущие сравнительно-анатомические исследования могут выявить его короткий многофункциональный смысл.

Соответствующим потому является тот факт, что с эволюцией животного величина дела глиальной ткани коры к массе ее нервных клеток все более увеличивается и у человека оказывается во много раз большей, чем у млекопитающих, стоящих на более низких ступенях эволюции Структурная и функциональная организация коры головного мозга (табл. 5).

Подобная тенденция просто выслеживается в процессе созревания коры мозга человека. У плода 6 месяцев верхние слои коры чуть намечены, у малыша — развиты относительно слабо, у обычного взрослого — занимают существенное место (рис. 13). В случаях прирожденного полоумия эти слои клеток недоразвиты, а у нездоровых с органической деменцией и атрофией коры — резко Структурная и функциональная организация коры головного мозга сужены.

Все это показывает на то, что верхние, «ассоциативные», слои мозговой коры играют важную роль в осуществлении более сложных форм психологической деятельности, становление которых происходит на поздних ступенях филогенеза и на поздних шагах развития человека.

Более принципиальным анатомическим фактом, позволяющим нам осознать главные принципы строения мозговой коры, является неравномерность Структурная и функциональная организация коры головного мозга рассредотачивания отдельных слоев коры в топографически разных участках коры мозга.

Факты демонстрируют, что над каждой первичной областью мозговой коры, в какой преобладают низшие (афферентные либо эфферентные) слои коры, надстраиваются вторичные области, в каких преобладают верхние (проекционно-ассоциационные) слои, играющие, как мы увидим дальше, существенную роль в многофункциональной организации работы Структурная и функциональная организация коры головного мозга отдельных анализаторов.

Иерархическое строение мозговой коры просто можно созидать, рассмотрев топографическую карту мозга, изображенную на рисунке 14. Мы лицезреем, что над первичными (проекционными) отделами общечувствительной коры (задняя центральная извилина) у человека надстраивается вторичная чувствительная кора, в какой преобладают верхние (проекционно-ассоциационные) слои; над первичной зрительной корой, расположенной Структурная и функциональная организация коры головного мозга в полюсе затылочной области, надстраивается вторичная зрительная кора, где также преобладают верхние (проекционно-ассоциационные) слои; над первичной слуховой корой, расположенной в верхних отделах височной области, надстраиваются ее вторичные отделы с этим же строением; в конце концов, над первичной двигательной корой, занимающей переднюю центральную извилину, — ее вторичные отделы, расположенные в Структурная и функциональная организация коры головного мозга премоторной области.

Как видно из той же карты, в коре мозга человека можно выделить участки, которые лежат на границах меж корковыми представительствами отдельных чувствительных зон мозговой коры и которые получили заглавие третичных зон коры (либо зон перекрытия коркового консульства отдельных анализаторов). Эти области коры полностью состоят из верхних (ассоциационных Структурная и функциональная организация коры головного мозга) слоев клеток и не имеют прямой связи с периферией. Все есть основания полагать, что третичные зоны коры обеспечивают совместную работу корковых звеньев отдельных анализаторов, более сложные интегральные функции коры мозга.

Как проявили детальные анатомические исследования, в коре мозга можно выделить две группы третичных областей. 1-ая из их — задняя — размещена на стыке Структурная и функциональная организация коры головного мозга зрительной (затылочной), общечувствительной (теменной) и слуховой (височной) областей; ее с полным основанием можно обозначить как зону перекрытия корковых отделов экстероцептивных анализаторов. 2-ая — передняя — размещена впереди от двигательной зоны коры и надстраивается над двигательными отделами коры мозга. Она связана со всеми остальными отделами коры и, как мы увидим дальше, играет Структурная и функциональная организация коры головного мозга существенную роль в построении более сложных программ поведения человека.

Внимательное исследование хода волокон от периферических органов эмоций к коре мозга полностью подтверждает принцип иерархического строения главных отделов мозговой коры. Картинки 14 и 15 внушительно демонстрируют, что многофункциональные системы мозга имеют однообразное (иерархическое) строение и что анатомические данные позволяют выделить в коре мозга Структурная и функциональная организация коры головного мозга первичные, вторичные и третичные зоны.

Было бы неправильным мыслить, что три обрисованных выше типа зон мозговой коры отмечаются на всех ступенях эволюции позвоночных. Факты молвят об оборотном и указывают на то, что описанное нами иерархическое строение коры мозга является продуктом долгого исторического развития.

Как демонстрируют сравнительно-анатомические данные Структурная и функциональная организация коры головного мозга, схематически выставленные ранее на рисунке 4, в коре мозга ежа и крысы дифференциация первичных и вторичных зон чуть намечается, а третичные зоны коры совершенно отсутствуют; близкое строение имеет кора мозга собаки, только у мортышки вторичные и третичные зоны мозговой коры отмечаются довольно ясно. У человека иерархическое строение коры Структурная и функциональная организация коры головного мозга мозга выступает с полной отчетливостью; схема на рисунке 14 указывает, что первичные участки мозговой коры занимают у него совершенно маленькое место, будучи оттесненными отлично развитыми вторичными участками, и что третичные зоны мозговой теменно-височно-затылочной и лобной коры становятся тут более развитыми системами и занимают подавляющую часть коры огромных полушарий Структурная и функциональная организация коры головного мозга.

В самое ближайшее время были получены очень принципиальные данные, помогающие заполнить значимый пробел в наших познаниях о предыстории людского мозга.

Мы только-только привели данные, касающиеся главных тенденций прогрессивного развития вторичных и третичных зон коры на поочередных шагах эволюции животного мира. Один вопрос остался, но, неосвещенным: можно ли проследить такую же тенденцию Структурная и функциональная организация коры головного мозга и на поочередных шагах антропогенеза? Знаменуется ли переход от приматов к гоминидам и следующий переход от старых форм предчеловека к более поздним и совершенным формам подходящим возрастанием удельного веса вторичных и третичных зон коры, отражающим усложнение критерий жизни и переход от животной эволюции к социальной истории человека Структурная и функциональная организация коры головного мозга?

До сего времени мы знали только то, что объем мозга от высших обезьян к человеку равномерно вырастает и что с переходом к людской истории этот рост останавливается. По вычислениям Бонина (1934), средняя емкость черепа кроманьонца равнялась в среднем 1570 см3, примерно такая же емкость черепа свойственна и для представителей неолита (1525 — 1533 см Структурная и функциональная организация коры головного мозга3), стального века (1514 см3) и разных периодов истории Старого Египта (1390-1495 см3).

Значит ли это, что на всем протяжении антропогенеза соотношение отдельных образований мозговой коры оставалось постоянным?

До недавнешнего времени сколько-либо обоснованный ответ на этот вопрос казался неосуществимым. Исключительно в последние годы были достигнуты 1-ые успехи в решении этой трудности Структурная и функциональная организация коры головного мозга. Связаны они с внедрением необычного способа получения слепков мозга с внутренней поверхности черепа (эндокраниума) разных протцов человека. Вместе с учеными других государств огромную работу в этом направлении сделала российский антрополог В. И. Кочеткова (1966 и др.). Создавая слепки мозга с внутренней поверхности черепа ископаемого человека и пользуясь некими опорными пт (брегма, отпечатки Структурная и функциональная организация коры головного мозга сильвиевой и фронтальной центральной извилин, также сосудов, оставляющих собственный след на внутренней поверхности мозга), она смогла получить приближенные реконструкции, дозволяющие найти соотношения отдельных частей мозга на поочередных шагах праистории (рис. 16). Предстоящий математический подсчет приобретенных данных позволил Кочетковой сделать некие выводы, имеющие самое прямое отношение к ответу на интересующий Структурная и функциональная организация коры головного мозга нас вопрос. Коротко остановимся на их.

В древней истории человека можно выделить четыре огромных шага, представителями которых являются соответственно австралопитеки (либо прегоминиды), жившие 1— 4 млн годов назад, архантропы (питекантропы, синантропы), жившие 200 тыс. — 1 млн годов назад, палеоантропы (неандертальцы, люди, отысканные при раскопках в Ля Шапелле, Брокен-Хилле, Тешик-Таше), жившие 200 — 400 тыс Структурная и функциональная организация коры головного мозга. годов назад, и неоантропы (кроманьонцы), жившие 10 — 40 тыс. годов назад.

От австралопитеков остались только отдельные признаки предкультуры, архантропы и палеоантропы имеют точные признаки шелльской, ранешней и поздней ашёльской и мустьерской культуры; после неоантропов встречаются более богатые находки позднего палеолита. Охотничий стиль жизни, требующий точной ориентировки в пространстве, и употребление, а Структурная и функциональная организация коры головного мозга потом и создание простых орудий знаменовали первую фазу становления человека; на последующем шаге к нему, по-видимому, присоединяется появление языка, и конкретно эти два главных признака и составляют поворотный пункт, отделяющий естественную эволюцию животных от публичной истории человека.

Как проявили сравнительные исследования В. И. Кочетковой, сводные результаты которых Структурная и функциональная организация коры головного мозга приводятся дальше, соотношения частей мозга у представителей обозначенных выше 4 шагов эволюции значительно различны.

На рисунке 17 мы привели сравнительную серию передних срезов и сводную схему горизонтальных срезов через слепки мозга — за базу сопоставления в обоих случаях берется слепок мозга высшей мортышки (шимпанзе), который поочередно сопоставляется со слепками мозга архантропов, палеоантропов Структурная и функциональная организация коры головного мозга и современных людей.

Несложно увидеть, что слепок мозга антропоидной мортышки имеет сферическую форму; отдельные части его не выступают 'ясно ни на передних, ни на горизонтальных срезах.

Другое мы лицезреем на слепках мозга ранешних гоминид.

Уже на срезах через заднетеменную область (g. supramar-ginalis и g. angularis) (рис. 17, а, б) возникает Структурная и функциональная организация коры головного мозга выраженное местное повышение мозга, приметное у архантропа и в особенности резко выступающее у палеоантропа; аналогичную картину можно созидать на срезах через височную область (рис. 17, в), которая в особенности массивно разрастается у палеоантропов. Исключительный энтузиазм представляют срезы через заднелобную область (рис. 17, г), на анализе которых следует тормознуть особо. Как Структурная и функциональная организация коры головного мозга демонстрируют данные, нижнелобная область начинает значительно развиваться уже у синантропов и добивается значимого развития у палеоантропов; но верхние отделы префронтальной области у синантропов по

чти не развиты, несколько в основном они представлены у палеоантропов и только у современного человека получают наибольшее развитие. Схожую тенденцию можно узреть при сравнении горизонтальных срезов (рис. 17, д Структурная и функциональная организация коры головного мозга).

Приведенные данные демонстрируют, что основное развитие мозга в ранешном антропогенезе идет не столько за счет более простых (первичных), сколько за счет более сложных (вторичных и третичных) областей коры. Особенный энтузиазм для нас представляет последовательность развития отдельных областей огромных полушарий. Оказалось, что из сложных областей коры сначала начинают Структурная и функциональная организация коры головного мозга развиваться нижнетеменные области, значимый скачок в развитии которых отмечается уже у архантропов (синантропов и питекантропов), где они добиваются существенных размеров. Все есть основания мыслить, что условия охотничьей жизни, требующие высокоразвитой возможности ориентироваться в пространстве, составляют базу этого развития.

Во вторую очередь развиваются нижнелобные области мозга, которые добиваются относительно огромных размеров у Структурная и функциональная организация коры головного мозга палеоантропов. Это связано с появлением и развитием звукового языка, который, как мы увидим дальше, опирается на совместную работу височных и нижнелобных толикой мозга.

Верхние отделы переднелобной области, как это ясно видно на рисунке 17, г, остаются относительно практически неразвитыми на всех вышеперечисленных шагах исторического развития прачеловека и активно развиваются Структурная и функциональная организация коры головного мозга только у неоантропа и у современного человека. На рисунке 18 мы даем сводные данные, из которых видно, что у архантропов зона более насыщенного роста размещена в нижнетеменной, у палеоантропов — в нижнелобной и у современного человека — в верхнелобной областях огромных полушарий.

Дальше мы собираемся более тщательно гласить об обрисованных тут Структурная и функциональная организация коры головного мозга фактах, также о той роли, которую играют обозначенные нами области огромных полушарий в организации сложнейших форм сознательной деятельности. Отметим тут только, что все приведенные данные ясно указывают на прямую связь эволюции мозга с усложнением процесса переработки и кодировки инфы, с одной стороны, и с усложнением программ индивидуально-изменчивого Структурная и функциональная организация коры головного мозга поведения, которые отличают деятельность высших животных, — с другой.

Эти данные демонстрируют также решающее значение эволюционного анализа анатомических конфигураций мозга для осознания процесса формирования сложных видов психологической деятельности современного человека.

Большой энтузиазм в плане темы данной книжки представляет анализ тех конфигураций в мозговых структурах, которые наблюдаются в процессе развития малыша.

Онтогенетические исследования главных Структурная и функциональная организация коры головного мозга структур людского мозга, начатые в свое время классиками нейроанатомии (Флексиг, 1900, 1927; Ц. и О. Фогты, 1919, 1920) и детально выставленные в долголетних исследовательских работах Столичного института мозга (Г.И.Поляков, 1938 — 1948; Е.П.Кононова, 1962; и др.), позволили получить довольно полную картину становления главных структур мозга в процессе личного развития. Данные Структурная и функциональная организация коры головного мозга этих исследовательских работ свидетельствуют о постепенной дифференциации систем мозговой коры и о неравномерном развитии отдельных мозговых структур, что, как мы удостоверились, имеет место также в филогенезе антропоидов.

Как проявили исследования, ребенок возникает на свет с на сто процентов созрелыми аппаратами подкорковых образований и более обычных, проекционных либо первичных, зон коры и с Структурная и функциональная организация коры головного мозга недостаточно созрелыми аппаратами более сложных вторичных и третичных зон коры; это проявляется в относительно малом размере входящих в их состав клеток, в недостающем развитии ширины их верхних слоев (имеющих, как понятно, сложные ассоциативные функции), в относительно малой площади занимаемых ими территорий и, в конце концов, в недостаточной миелинизации Структурная и функциональная организация коры головного мозга их частей.

Признаки недоразвития высших (вторичных и третичных) полей коры мозга исчезают равномерно и неравномерно, другими словами, коэффициенты роста отдельных полей мозговой коры неодинаковы. Если прижизненные коэффициенты роста таких относительно более обычных областей коры, как лимбическая область, кора островка и кора первичных отделов центральной, затылочной и верхневисочной Структурная и функциональная организация коры головного мозга областей, не выходят за границы 2,5— 5 усл. единиц, то площадь более сложных, вторичных и третичных, областей коры возрастает более активно — коэффициент роста 7 —9 усл. единиц (рис. 19). Согласно материалам Столичного института мозга, более бурное повышение местности последних областей отмечается в возрасте 2 — 3 лет, при этом более сложные лобные области созревают совсем только к Структурная и функциональная организация коры головного мозга 6 —7-летнему возрасту (рис. 20).

Аналогичным образом развиваются в онтогенезе верхние (ассоциативные) слои только-только упомянутых зон коры. И тут мы отмечаем уже знакомый нам факт в особенности насыщенного роста ширины этих функционально более принципиальных слоев коры к 3 — 3,5 года жизни малыша, при этом повышение их в случае неких в особенности сложных полей длится до Структурная и функциональная организация коры головного мозга 7- и даже 12-летнего возраста. Данный факт ясно гласит о том, что по мере развития малыша растет роль тех видов деятельности, которые требуют совместной работы отдельных зон коры и осуществляются при не далеком участии верхних, ассоциативных, либо интегративных, ее слоев.

Более подробное описание только-только обозначенной тенденции содержится в Структурная и функциональная организация коры головного мозга таблице 6, составленной на основании работ целой группы российских морфологов. Из таблицы видно, что если для более обычных (первичных, либо проекционных) зон коры типично малозначительное развитие в онтогенезе, то более сложные — вторичные и третичные — зоны коры развиваются в онтогенезе очень активно.

Повышение площади вторичных и третичных зон коры на Структурная и функциональная организация коры головного мозга сравнимо поздних шагах филогенеза является далековато не единственным признаком, позволяющим судить о их готовности к роли в регуляции поведения человека. Настолько же значимой чертой является степень миелинизации соответственных нервных образований.

Как проявили традиционные исследования Флексига (1900, 1927), процесс миелинизации — по окончании которого нервные элементы становятся готовыми к нормальному функционированию — протекает в различных Структурная и функциональная организация коры головного мозга зонах коры неравномерно: если миелинизация частей первичных (проекционных) зон завершается достаточно рано, то процесс миелинизации во вторичных и третичных зонах коры затягивается на очень долгие сроки и в неких случаях длится до 7 —12-летнего возраста. Довольно поглядеть на миелогенетическую карту, составленную Фогтами (рис. 21), на которой изображены зоны, элементы которых более рано Структурная и функциональная организация коры головного мозга кончают миелинизацию (большие кружки), зоны, которые миелинизируются в последнюю очередь (маленькие точки), и зоны, занимающие промежуточное место (средние точки), чтоб ясно узреть, что аппараты, надлежащие более сложным, всеохватывающим формам психологической деятельности созревают на относительно поздних шагах развития и что, как следует, формирование психологической деятельности человека идет от более обычных Структурная и функциональная организация коры головного мозга к сложным, опосредствованным формам.

Дальше, в протяжении книжки, нам не один раз представится случай убедиться в том, как огромное значение имеют приобретенные в эволюционной анатомии данные для решения важных заморочек психической науки.


studencheskaya-nauchno-prakticheskaya-konferenciya-matematika-i-informatika-v-obrazovanii-i-biznese.html
studencheskaya-semya-kak-ona-zhivet.html
studencheskie-issledovaniya-tradicii-i-innovacii-studencheskaya-nauchnaya-konferenciya-biologo-himicheskogo-fakulteta.html